Главная / Наука / Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

2020 оказался непростым годом для всего мира и подчеркнул значение науки для современного общества.

Журнал Nature назвал людей, сыгравших важную роль в жизни науки и общества в уходящем году. Вместе со своими коллегами эти люди помогли сделать важные открытия и привлекли внимание к важнейшим вопросам. Десятка Nature — это не награда и не рейтинг. Она составляется редакторами журнала, а её цель — чтобы привлечь внимание к ярким событиям в науке и к тем, кто за ними стоит.

Тедрос Адханом Гебрейесус: предупреждая мир

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Лидер общественного здравоохранения столкнулся со сложностями со всех сторон в попытке сплотить мир против COVID-19.

15 апреля Тедрос Адханом Гебрейесус (Tedros Adhanom Ghebreyesus), генеральный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), попал в политическую бурю. За день до этого президент США Дональд Трамп заявил, что он прекратит финансирование ВОЗ до тех пор, пока не будет проведён обзор мер, принимаемых ВОЗ в ответ на пандемию COVID-19, и отношений организации с Китаем.

Но вместо того, чтобы публично отреагировать на обвинения Трампа в «плохом управлении» и «сокрытии информации», Тедрос назвал Соединенные Штаты «щедрым другом» и подчеркнул желание агентства служить каждой стране и каждому партнёру во время пандемии.

31 декабря ВОЗ получила сообщения о случаях вирусной пневмонии неизвестного происхождения в китайском городе Ухань. К 27 января Тедрос находился в самолете на пути в Пекин к председателю КНР Си Цзиньпину; три дня спустя он объявил вспышку эпидемии чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение, обязав государства-члены ВОЗ принять ответные меры в связи с этой угрозой.

Несмотря на это, многие критикуют работу ВОЗ во время пандемии: некоторые учёные считают, что организация отреагировала слишком медленно и сначала недостаточно серьёзно отнеслась к угрозе. ВОЗ отвергает предположение о том, что было уже поздно предупреждать мир.

— Мы звонили в тревожный звонок громко и чётко с того момента, как получили первые сообщения,

говорит Тедрос.

В июле Соединенные Штаты — крупнейший правительственный донор ВОЗ — официально уведомили агентство о своих планах прекратить финасирование в 2021 году. Избранный президент США Джо Байден пообещал отменить это решение после вступления в должность в январе.

Но даже с учётом взносов США у ВОЗ недостаточно финансов для работы, говорит Келли Ли (Kelley Lee), научная сотрудница, изучающая вопросы глобального здравоохранения в Университете Саймона Фрейзера (Simon Fraser University) в Ванкувере, Канада. Кризис ещё раз продемонстрировал уязвимость ВОЗ и проблемы, с которыми сталкивается лидер, пытающийся пробиться через политические конфликты.

Тедрос говорит, что его внимание по-прежнему сосредоточено на последних шагах к окончанию пандемии COVID-19 — обеспечении одинакового доступа всех стран к вакцинам.

Верена Мохаупт: полярный патруль

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

В ходе беспрецедентной миссии в Арктике эта начальница отдела материально-технического обеспечения защищала учёных от медведей, экстремального холода и от самих себя.

Когда они заметили белого медведя, отступать было уже поздно. Верена Мохаупт (Verena Mohaupt) с горсткой коллег оказались в ловушке на плавающем куске морского льда, пока медведь смотрел на них, нюхая воздух. Это был опасный знак.

— В такие моменты все чувства обостряются, и ты сосредотачиваешься на том, что важно,

рассказывает Верена Мохаупт.

Когда коллега сделал предупредительный выстрел в небо, Мохаупт по радио связалась со своим исследовательским судном в нескольких километрах от них. К счастью, корабельный вертолёт прибыл быстро и Мохаупт не пришлось использовать винтовку, которую она носит с собой на плече.

Слежка за медведями была постоянной обязанностью Мохаупт, координаторки материально-технического обеспечения годичной миссии, известной как Многопрофильная дрейфующая обсерватория по изучению климата Арктики (Multidisciplinary drifting Observatory for the Study of Arctic Climate, MOSAiC) — крупнейшая арктическая исследовательская экспедиция в истории. Проект начался в конце 2019 года, когда ледокол немецкого Института Альфреда Вегенера (Alfred Wegener Institute, AWI) в Бремерхафене внедрился в массивную льдину в Сибирской Арктике и вмерз в неё. В течение следующего года судно и отряд из примерно 300 учёных дрейфовали со льдом, чтобы собрать новейшие данные об изменении климата. Под руководством исследователя Маркуса Рекса (Markus Rex) из AWI экспедиция собрала данные измерений, которые помогут лучше прогнозировать, как потепление преобразит регион — и весь остальной мир — в ближайшие десятилетия.

В целях обеспечения безопасности миссии, Мохаупт разработала обширный учебный курс для участников, который готовил их к жизни в Арктике. Они прыгали в норвежский фьорд в костюмах для выживания и выбирались из холодных вод, используя только ножницы для колки льда. Они учились спасаться из разбившегося вертолёта и обсуждали психологические последствия пребывания вдали от дома. Мохаупт привезла оборудование для шитья, аккордеон и коврик для йоги для поддержания своего ментального здоровья, хотя она чувствовала себя хорошо подготовленной к изоляции, потому что ранее провела в качестве менеджерки станции два 18-месячных срока на французско-немецкой исследовательской базе на Шпицбергене.

Мохаупт не планировала карьеру в полярной логистике, но говорит, что её всегда тянуло на север, даже во время учёбы в университете на биофизика. Научный опыт помогает ей тесно сотрудничать с каждой исследовательской группой в деле обеспечения их необходимым оборудованием для исследований.

Гонсало Мораторио: охотник за коронавирусами

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Вирусолог помог Уругваю успешно отреагировать на новый коронавирус.

Слава быстро пришла к Гонсало Мораторио (Gonzalo Moratorio) во время пандемии COVID-19. Люди узнают его на улицах столицы Уругвая, Монтевидео. Время от времени они угощают его пивом, когда он заходит в бар. Они даже подплывают к нему в море, когда он отправляется на сёрфинг с друзьями. Его благодарят.

Люди благодарны, потому что Мораторио помог Уругваю избежать худших последствий пандемии. Мораторио, вирусолог Института Пастера (Pasteur Institute) и Университета Республики (University of the Republic) в Монтевидео, и его коллеги разработали тест на коронавирус и национальную программу по его применению, которые помогли сдерживать распространение COVID-19 по мере того, как вспышки заболевания охватывали всю Латинскую Америку, включая самых близких соседей Уругвая — Аргентину и Бразилию. Уругвай продолжает демонстрировать один из самых низких в мире показателей смертности — всего 87 человек к 10 декабря.

Мораторио с нетерпением ждал начала года в качестве руководителя собственной лаборатории, завершив постдок в Париже в 2018 году. Он планировал изучить, как вирусы мутируют и как сделать их менее вредными. Но в первые дни марта он и другие исследователи Пастера со всей Америки встретились онлайн, чтобы обсудить, что делать в связи с быстрорастущей вспышкой коронавирусной инфекции нового типа.

13 марта страна подтвердила первые случаи COVID-19 и объявила о чрезвычайной ситуации в области здравоохранения. Правительство закрыло предприятия и школы, объявило об ограничениях на полёты и пересечение границы и попросило людей изолироваться. К тому времени Мораторио и сотрудники его лаборатории разработали свой собственный тест, в котором используется метод полимеразной цепной реакции (ПЦР) для обнаружения молекулярных признаков, уникальных для SARS-CoV-2.

В течение нескольких недель исследователи превратили свой тест в простой и эффективный набор, состоящий всего из трёх пробирок и занимающий только одну ячейку в аппарате для ПЦР. А с помощью Министерства здравоохранения они обучили и создали национальную сеть диагностических лабораторий по COVID-19.

К концу мая в Уругвае проводилось более 800 тестов в день, и около половины наборов было произведено в стране. Сегодня это число составляет около 5000, из которых около 30% используют методы анализов, разработанных Мораторио. По словам Зульмы Кукунубы (Zulma Cucunubá), эпидемиологини-инфекционистки из Имперского колледжа Лондона (Imperial College London), скорость и координация действий Уругвая были впечатляющими.

Сейчас жизнь в Уругвае в основном вернулась в нормальное русло. Школы и рестораны вновь открылись, и многие люди вернулись на работу. Мораторио и его команда тоже постепенно вернулись к своим прежним исследованиям. Но Мораторио остаётся бдительным.

— Будем надеяться, что ситуация продолжит улучшаться. Я боюсь, что в какой-то момент мы не сможем удержать эти результаты,

говорит он.

Ади Утарини: Командир москитов

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Исследовательница в области общественного здравоохранения возглавила новаторское испытание технологии, которая может помочь в ликвидации лихорадки денге.

В этом году, когда COVID-19 охватил весь мир, Ади Утарини (Adi Utarini) сосредоточилась на борьбе с другой смертельной инфекцией: лихорадкой денге. В августе её команда сообщила о большом достижении, которое может указать путь к победе над этой болезнью, от которой ежегодно страдают до 400 миллионов человек и переносчиками которой являются комары.

Утарини и её коллегам удалось сократить случаи заболевания лихорадкой денге на 77% в некоторых частях большого индонезийского города, разводя подверженных специальному воздействию комаров. Эпидемиологи приветствовали этот результат как ошеломляющий, как долгожданную победу в борьбе с вирусом, который поразил многие страны, особенно страны с низким уровнем доходов в Азии, Африке и Южной Америке.

— Это было очень большое облегчение, 

говорит Утарини, исследовательница в области общественного здравоохранения из Университета Гаджа Мада (Gadjah Mada University, GMU) в Джокьякарте, где проходило испытание.

Проект стал первым рандомизированным контролируемым исследованием — золотым стандартом в мире клинических испытаний — совершенно нового подхода к контролю лихорадки денге. Этот метод позволяет разводить комаров Aedes aegypti, которые передают вирусы денге, Зика и Чикунгунья, таким образом, чтобы в этих комарах присутствовала бактерия под названием вольбахия (Wolbachia, читайте подробнее об этом методе по ссылке: https://22century.ru/medicine-and-health/28743). Заражённые вольбахией комары хуже инфицируются вирусом, а если всё-таки получают его, практически не могут передать его людям. Яйца заражённых вольбахией комаров затем помещают по всему городу, часто в жилых домах. Заражение вольбахией передаётся у комаров от поколения к поколению. Небольшие испытания в Австралии и Вьетнаме показали обнадёживающие результаты. Но Джокьякарта, густонаселённый город с почти 400 000 жителями, обеспечила ещё более обширную площадку для испытания.

Коллеги сходятся во мнении, что Утарини, которую они описывают как тихого, но убедительного человека, была ключевой составляющей успеха исследования. Ади — или профессор Уут, как она известна многим — стала «объединяющим всё вместе клеем» во время сложного испытания, говорит Скотт О’Нилл (Scott O’Neill), директор Всемирной программы по борьбе с болезнями, переносимыми комарами (World Mosquito Program), в городе Хошимин, Вьетнам, учёный, который разработал технологию по борьбе с комарами и вместе с местными исследователями тестирует её.

— Ади и её группа провели это действительно высококачественное испытание, которое даёт нам лучшее доказательство работоспособности этой технологии,

говорит он.

В настоящее время заражённые вольбахией комары выводятся по всей Джокьякарте, и впервые индонезийские исследователи денге подумывают о том, что они могли бы совсем устранить вирус из города — или, возможно, даже страны.

Катрин Дженсен: лидерка вакцинации

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Эта исследовательница молниеносно справилась с одной из многих попыток успешной разработки вакцины против COVID-19.

Катрин Дженсен (Kathrin Jansen) знала, что сильно рискует. Когда пандемия COVID-19 обрушилась на мир, вакцины на основе РНК были непроверенной технологией. Ни одной фирме раньше не удавалось получить разрешение на использование такой технологии на людях. Но с ростом числа смертей по всему миру в марте, Дженсен начала исследовать новый метод создания вакцин.

Являясь руководителем отдела исследований и разработок вакцин от COVID-19 американской фармацевтической компании Pfizer, Дженсен возглавила беспрецендентные испытания, показавшие, что вакцина компании безопасна и эффективна для людей. Её команда справилась с этой задачей всего за 210 дней, с начала испытаний в апреле до завершения III фазы клинических испытаний в ноябре.

Справилась — во многом благодаря Дженсен, говорит Угур Шахин (Uğur Şahin), соучредитель и генеральный директор BioNTech, партнера компании Pfizer по производству вакцины.

— Она неутомима, но в то же время чрезвычайно ориентирована на данные, проявляет научное любопытство и открытость к расхождениям во мнениях. Она старательна и она слушает других,

говорит о Дженсен Угур Шахин.

— Она абсолютно бесстрашна как учёный. Она полностью уверена, что может технически и интеллектуально решить любую проблему, которая может встать на пути подобного проекта,

добавляет Эдвард Скольник (Edward Scolnick), бывший глава Merck Research Laboratories в Вест-Пойнте, штат Пенсильвания, где Дженсен работала с 1992 по 2004 год.

Усилия не были потрачены зря. 2 декабря органы здравоохранения Великобритании одобрили вакцину компании для экстренного применения, проложив путь к массовой вакцинации. Это была первая вакцина от COVID-19, одобренная на основе данных испытаний III фазы; вскоре после этого были получены разрешения от других стран.

У Дженсен есть опыт борьбы с неприятными патогенными микроорганизмами в сложных условиях. Находясь в компании Merck Research Laboratories, она инициировала проект по борьбе с вирусом папилломы человека (ВПЧ) — инфекцией, передающейся половым путём и вызывающей рак шейки матки, — несмотря на то, что многие коллеги говорили ей, что это исследование — пустая трата времени и денег. В результате этих усилий была создана первая в мире вакцина против ВПЧ — Gardasil, которая, как ожидается, спасёт миллионы жизней благодаря профилактике рака.

Тысячи учёных по всему миру участвовали в разработке и тестировании десятков профилактических вакцин для борьбы с новой коронавирусной инфекцией. А несколько компаний сообщили о разработке эффективных вакцин, и этот список будет расти по мере завершения испытаний.

Чжан Юнчжэнь: публикатор генома

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Этот учёный и его команда выложили в сеть последовательность РНК коронавируса раньше других.

Международная научная битва против COVID-19 началась утром 11 января в Шанхае. Именно тогда вирусолог Чжан Юнчжэнь (Zhang Yongzhen), после нескольких дней колебаний, согласился разместить в интернете геном вируса, вызывающего выявленное в китайском городе Ухань заболеванее, похожее на пневмонию.

Именно этот «шеринг генома» поведал миру о новом коронавирусе, похожем на тот, что вызвал смертельную вспышку атипичной пневмонии SARS (тяжёлый острый респираторный синдром) в 2003 году. Учёные сразу же начали исследовать геном, чтобы определить основные белки вируса, провести диагностические тесты и разработать вакцины.

— Это был самый важный день вспышки COVID-19,

говорит Линфа Ван (Linfa Wang), вирусолог из Медицинской школы Duke—NUS (Duke—National University of Singapore Medical School).

Но публикация нуклеотидной последовательности была непростым делом. Лаборатория Чжана в Шанхайском клиническом центре общественного здравоохранения получила образец патогена 3 января. В тот же день китайское правительство выпустило распоряжение, запрещающее местным властям и лабораториям публиковать информацию о вирусе. После 40 часов работы, в 2 часа ночи 5 января, член команды Чэнь Янь-Мэй (Chen Yan-Mei) уведомила Чжана о том, что вирус связан с атипичной пневмонией. Позднее в тот же день Чжан сообщил муниципальным органам здравоохранения Шанхая об угрозе и загрузил данные в Национальный центр биотехнологической информации (National Center for Biotechnology Information, NCBI) — хранилище последовательностей, находящееся в ведении Национальных институтов здравоохранения США. Затем он ждал, пока NCBI обработает загрузку. В течение следующих нескольких дней он отправил в Nature документ о геноме и посетил Ухань, где от врачей из первых рук получил информацию о последствиях вируса. Редактор журнала Nature призвал его разместить эту последовательность. А 11 января, когда Чжан собирался вылетать в Пекин, ему позвонил сотрудник Сиднейского университета (University of Sydney) в Австралии вирусолог Эдвард Холмс (Edward Holmes) и попросил опубликовать данные в интернете.

Чжан попросил Холмса подумать минутку, но стюардесса сказала ему повесить трубку. Он размышлял над мрачными разговорами в Ухане.

— Всё становилось серьёзно, — вспоминает он. — Я сказал: «Эдди, я разрешаю тебе обнародовать данные».

Холмс разместил их на сайте virological.org, а Чжан попросил NCBI обнародовать геном. Холмс говорит, что команда задержалась из-за запрета Китая, но Чжан утверждает, что в то время он не знал об этом указе. Однако он понимал, что некоторые чиновники из сферы здравоохранения могут разозлиться, если он опубликует последовательность в интернете.

Чанда Прескод-Вайнштейн: сила в физике

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Космологиня изучает природу тёмной материи, одновременно противостоя расизму в науке и обществе.

Это был напряжённый год для космологини Чанды Прескод-Вайнштейн (Chanda Prescod-Weinstein). Она выиграла два новых гранта, взяла своего первого аспиранта и начала руководить группой, которая планирует следующие два десятилетия изучать тёмную материю с использованием астрофизических наблюдений. Она также дописала первую книгу, начала другую, писала ежемесячную колонку для журнала New Scientist, опубликовала две главы в книгах по исследованиям в области образования и курировала первые публикации двоих аспирантов. Она делала это, параллельно второй год трудясь в качестве бессрочного профессора в Университете Нью-Гэмпшира (University of New Hampshire) в Дареме.

Но это ещё не всё. В начале июня она и другие учёные организовали забастовку Strike for Black Lives — громкую онлайн-кампанию с требованием, чтобы образовательные институты противостояли расизму в науке и в обществе. Идея возникла благодаря онлайн-чату, который Чанда вела с Брайаном Нордом (Brian Nord), физиком из Национальной ускорительной лаборатории Ферми (Fermi National Accelerator Laboratory) в Батавии, штат Иллинойс. Примерно в то же время Бриттани Камай (Brittany Kamai), физик из Калифорнийского университета (University of California) в Санта-Крус, написала Прескод-Вайнштейн по электронной почте и поделилась собственным планом призывать лаборатории к закрытию в качестве протеста. Две команды скоординировали действия.

Июньский призыв к забастовке прозвучал после убийств Бреонны Тейлор, Джорджа Флойда, Ахмод Арбери и других. Многие убийства при этом были связаны с полицией. Их смерть — это «всего лишь несколько примеров насилия и расизма, с которыми чернокожие люди живут каждый день — и с которыми сталкиваются на протяжении веков — в США, Канаде и во всём мире», — говорилось в призыве группы физиков «Частицы за справедливость» (Particles for Justice), ранее пытавшейся обратить внимание общества на сексизм в науке. Прескод-Вайнштейн отмечает, что ни она, ни кто-либо другой не контролировали работу организации — это были действительно коллективные усилия, «семья», по её словам.

Реакция была огромной. Движение привлекло столько внимания отчасти благодаря талантливым учёным, поддержавшим его, в том числе Прескод-Вайнштейн.

Ли Ланьчжуань: архитекторка локдауна

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Эта эпидемиологиня посоветовала закрыть Ухань, чтобы контролировать самую раннюю вспышку COVID-19.

18 января высший административный орган Китая направил Ли Ланьчжуань (Li Lanjuan) и других экспертов в Ухань для оценки масштабов вирусной вспышки. Через несколько дней 73-летняя эпидемиологиня из Чжэцзянского университета (Jhejiang University) в Ханчжоу призвала немедленно заблокировать Ухань, город с населением 11 миллионов человек.

— Если инфекция продолжит распространяться, она выйдет из-под контроля и в других провинциях, как сейчас в Ухане. Экономика и общество Китая серьёзно пострадают,

сказала она в интервью китайскому государственному телевидению 22 января.

Чжон Наньшань (Zhong Nanshan), эксперт по дыханию из Китайского медицинского университета Гуанчжоу (China’s Guangzhou Medical University), который возглавлял команду в Ухане, уже объявил, что вирус может передаваться от человека к человеку. Предупреждения Ли и Чжона способствовали принятию решительных мер.

23 января в Ухане весь транспорт был остановлен, и людям было приказано оставаться дома. Горожанам пришлось отменить планы на китайский Новый год, который начался 25 января. В то время локдаун казался многим чрезмерной реакцией; он продолжался 76 дней и был довольно жёстким. Некоторые жители не могли получить медицинскую помощь и жаловались, что их оставили умирать.

Но план сработал. Исследователи подсчитали, что это задержало распространение эпидемии в Китае на 3—5 дней, предоставив другим регионам время для подготовки. А количество случаев вне Уханя сократилось на 80% за несколько недель.

Ли осталась в Ухане, чтобы помогать заботиться о людях, больных COVID-19, и стала государственным символом самоотверженности врачей во время кризиса. Её часто изображали в медицинской одежде, а в социальных сетях называли «бабушкой Ли». Китайские СМИ рассказывали, что Ли родилась в бедной семье в Чжэцзяне и стала одним из «босых врачей» страны, которые помогали осуществлять основные меры профилактики заболеваний и лечили болезни в китайских деревнях с плохим доступом к медицине. Она была принята на работу в провинциальный медицинский университет, а позже специализировалась на гепатитах. В 2003 году, как директор департамента здравоохранения Чжэцзяна, она распорядилась организовать карантин для тысяч людей, заразившихся тяжёлым острым респираторным синдромом (SARS): спорное решение, позднее считавшееся ключевым в сдерживании вируса.

Джасинда Ардерн: лидерка кризисной группы

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Премьер-министерка Новой Зеландии получила общественную поддержку за эффективные действия во время пандемии.

14 марта вооруженная графиками Джасинда Ардерн, премьер-министерка Новой Зеландии, шла к трибуне с непростым посланием для своей нации. В то время всего шесть человек в стране — все они были связаны с зарубежными поездками — оказались позитивными на SARS-CoV-2, ответственный за недавно объявленную пандемию. Однако Ардерн сообщила о ряде строгих мер по замедлению распростронения заболевания, включая двухнедельную самоизоляцию для всех, кто прибывает в Новую Зеландию, закрытие морских портов для круизных судов и ограничения на поездки к уязвимым для эпидемии соседям по Тихому океана.

— Я не приношу извинений. Мы должны сделать всё возможное для охраны здоровья новозеландцев,

сказала она.

Менее чем через две недели Новая Зеландия объявила общенациональный локдаун.

В период глобальной пандемии Ардерн получила международную похвалу за то, что она с состраданием, но решительно вела свой народ. Она объединила пятимиллионную страну, приняв важные меры, благодаря которым Новая Зеландия добилась редкого успеха в борьбе с этой пандемией. В настоящее время островное государство дважды ликвидировало вспышки COVID-19, ограничив число случаев заболевания чуть более, чем 2000, а смертность — 25 случаями.

Лишь немногие страны добились таких успехов в принятии мер в связи с COVID-19. Смертность в США, например, более чем в 170 раз выше с поправкой на численность населения.

Ардерн была заинтересована в понимании научных деталей, например, как геномика используется для отслеживания вспышек заболеваний или как развивается вирус,

говорит биохимик Джульет Джеррард (Juliet Gerrard), главная научная советница премьер-минисетрки.

Правительство столкнулось с некоторой критикой по поводу неадекватного общественного наблюдения и тестирования персонала на карантинных объектах, что привело к вспышке эпидемии и блокировке крупнейшего города страны, Окленда, в августе. А в июне экономика Новой Зеландии погрузилась в самую сильную рецессию за всю историю, и к сентябрю безработица выросла на треть.

Тем не менее, подавляющее большинство новозеландцев прислушалось к советам своей премьер-министерки, когда были введены ограничения, и опросы общественного мнения постоянно показывали, что действия правительства, включая локдаун, поддерживает больше 80% населения.

Ардерн руководствовалась наукой и по другим вопросам. По сравнению со своими предшественниками, она приложила больше усилий для решения проблемы изменения климата и сделала этот вопрос приоритетным, по словам экономистки Ребекки Бурдон (Rebecca Burdon), которая возглавляет Climate Resource, консультационное агентство по вопросам изменения климата в Мельбурне (Австралия).

Энтони Фаучи: защитник науки

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature  - все важные достижения науки на  News4Ever.ru

Легендарный американский врач остался верен науке и своей совести во время пандемии COVID-19, даже когда противники угрожали его жизни.

За свою более чем сорокалетнюю карьеру исследователя инфекционных заболеваний Энтони Фаучи (Anthony Fauci) был провозглашён героем и проклят как убийца. Его самые преданные поклонники создавали бейсбольные карточки и куклы с качающейся головой по его образу и подобию, в то время как другие угрожали ему смертью и преследовали его детей.

Будучи руководителем Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США (US National Institute of Allergy and Infectious Diseases, NIAID) в Бетесде, штат Мэриленд, Фаучи провёл шестерых президентов и обеспокоенную нациею через страхи перед применением биологического оружия и вспышками ВИЧ, Эболы и зики. Теперь его роль в консультировании правительства и связях с общественностью во время коронавирусной пандемии сделала его врачом нации. Он рекомендовал меры в ответ на вспышку коронавирусной инфекции, часто противоречащие пожеланиям президента Дональда Трампа, и находил время для лечения людей с COVID-19 и ВИЧ в клинике.

— Видя пациента, вы действительно по-другому понимаете, что это за болезнь,

говорит Фаучи, который работает 18 часов в день, 7 дней в неделю.

Масштабы пандемии COVID-19 и политизация реакции общественного здравоохранения на неё заставили Фаучи выйти далеко за рамки всего, что он делал раньше,

говорит эпидемиолог Майкл Остерхольм (Michael Osterholm), директор Центра исследований и политики в области инфекционных заболеваний при Университете Миннесоты (University of Minnesota) в Миннеаполисе.

— Он сыграл ключевую роль в информировании общественности, и это, конечно же, относится и к нашим избранным лидерам, о том, что означает наука и что мы можем сделать, вооружившись ею,

говорит Остерхольм.

В разгар эпидемии СПИДа, в 1988 году, драматург Ларри Крамер (Larry Kramer) назвал Фаучи «убийцей» и «некомпетентным идиотом» на обложке журнала San Francisco Examiner. Крамер и другие активисты борьбы со СПИДом считали, что клинические испытания лекарств от ВИЧ, проводившиеся NIAID, шли слишком медленно, в то время как тысячи людей умирали. Когда группа собралась возле офиса учёного, чтобы выразить протест, Фаучи пригласил некоторых из них поболтать. Со временем он выстроил с ними отношения, которые привели к изменениям в протоколах, согласно которым люди со СПИДом получали доступ к экспериментальным препаратам. Это был революционный подход в то время, когда люди с болезнью практически не имели права голоса в науке, направленной на их лечение.

— Это был тяжёлый период. Было много учёных, которые думали, что я не справляюсь,

вспоминает Фаучи.

Бывший президент США Джордж Буш-старший назвал Фаучи героем за работу по борьбе со СПИДом, а сам Фаучи вместе с бывшим президентом Бушем-младшим разработал Чрезвычайный план президента США для оказания помощи в связи со СПИДом — глобальную программу по обеспечению лечения людей, живущих с ВИЧ. Но в этом году его упорная и последовательная пропаганда мер общественного здравоохранения, направленных на замедление распространения COVID-19, навлекла на него критику со стороны президента Дональда Трампа и других людей, которые стремились смягчить жёсткость карантинных мер и вновь запустить экономику США.

Трамп предположил, что он может уволить учёного, и волна негатива от избирателей Трампа накрыла Фаучи с головой. Стив Бэннон, бывший советник Трампа, сказал, что хотел бы видеть голову Фаучи на пике у Белого дома. Теперь учёного охраняют федеральные агенты. Угрозы вызвали у него, по его словам, «больше злости, чем страха».

— Я пытаюсь донести до людей идею общественного здравоохранения, чтобы спасти их жизни,

говорит Фаучи.

Десять человек, которые были важны для науки в 2020 году, по версии журнала Nature — все важные достижения науки на News4Ever.ru

Поделитесь ссылкой и ваши друзья узнают, что вы знаете ответы на все вопросы. Спасибо ツ

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*